Вашему вниманию представляется материал двойного доклада по теме «Терапевтические возможности осознанных сновидений», прочитанный 7 апреля 2000 года в рамках 61-й научной конференции молодых ученых на секции «Психиатрии и наркологии» Hовосибирской медицинской академии.

С начала 90-х годов, сперва из переводных изданий, а затем и по сети Интернет в Россию начала поступать информация о проводимых в США в лаборатории сна Стэндфордского университета исследованиях — измененного состояния сознания, происходящего в рамках обычного сна, которое в дальнейшем было названо осознаваемым или управляемым сновидением.

Я думаю, имеет смысл определить данное понятие?

Основное определение, с которым согласно большинство современных психологов и исследователей сновидений, таково: осознаваемым называется такой сон, при котором спящий, видя сон, знает, что это сон. В этом состоянии спящий одновременно переживает как минимум два уровня осознанности. С одной стороны, спящий ощущает, что его сознание «расширяется» или «пробуждается», что сопровождается высокой ясностью ума. С другой стороны, он отчетливо осознает, что сновидение, действующим лицом которого он является, все еще продолжается. При этом, он может активно вмешиваться в ход событий сновидения, желая поиграть с элементами сна или создать благоприятный исход сюжета, который выглядит потенциально опасным. Или сновидец может пережить в осознаваемом сне полное «смирение ЭГО», зная, что ему абсолютно нечего боятся, поскольку он совершенно уверен: образы которые он видит — только сон. Во многих случаях с наступлением ясности само качество сновидения заметно меняется, и эта перемена бывает вполне очевидна для спящего — непосредственно в сновидении, и после, когда он вспоминает сон уже находясь в состоянии бодрствования. Иногда, в тот миг, когда сновидец обретает осознанность, «подьем» сознания и энергии ощущается как очень мощный скачок, заставляющий сновидца мгновенно пробудиться ото сна. Однако, постоянно практикуясь, сновидец может постепенно научиться выдерживать этот взрыв энергии, происходящий с наступлением осознаваемости, и, сохраняя осознаваемость, добираться до благоприятного завершения сна.

Впервые упоминание о данном виде измененного состояния сознания мы находим в тибетской йоге сновидений.

В дальнейшем мы обнаруживаем описание осознаваемого сновидения в трудах Аристотеля, он пишет, что не редко во время сна в сознании человека существует нечто, говорящее ему о том, что все, что происходит — сновидение.

Во втором издании своей книги «Толкование сновидений», вышедшем в 1909 году, Фрейд отмечал, что некоторые люди с легкостью осознают, что спят и видят сны и способны управлять своими сновидениями. Он даже описал один из своих собственных снов, в котором оказался в весьма сексуально возбуждающей ситуации. Достигнув состояния осознанности, он решил, что не должен продолжать этот сон и истощать себя поллюцией.

В конце 70-х годов, психофизиолог Стивен Лаберж исследовал этот феномен в лабораторных условиях. Ему было известно, что мышцы тела в фазе БДГ — сна практически не работают. Исключение составляют мышцы осуществляющие движение глаз. Лаберж пишет: «Мне пришло в голову, что я мог бы посылать во внешний мир сигнал о том, что вижу осознаваемый сон, двигая глазами в сновидении заранее установленным образом. Я испробовал это : в сновидении я переместил свой взгляд вверх-вниз, вверх-вниз — пять раз. И это был первый сигнал, целенаправленно посланный из мира сновидений ».

Позднее Лаберж расширил поле деятельности, подключив к эксперименту и других людей. В 1988г. Лаберж основал институт осознаваемых сновидений. Полученные при этом данные открыли новое о процессе сновидения:

  1. Сновидения не длятся считанные секунды, время сновидения сопоставимо со временем бодрствования.
  2. Во время осознаваемого сновидения возможен сознательный контроль дыхания.
  3. У людей видевших осознаваемое сновидение, в котором они пели, наблюдалась активизация коры правого полушария головного мозга также как и у бодрствующих испытуемых, которые делали то же самое. Если в осознанном сновидение испытуемые считали, то большая активность наблюдалась в коре левого полушария (для правшей).
  4. Иследования притока крови к половым органам показали связь между сексуальной активностью в сознаваемых сновидениях и происходящем при этом возбуждении половых органов.

Кейт Хирн провела аналогичные исследования в Англии в 1994 году, а вскоре и другие исследователи повторили опыты Лабержа.

Работы Лабержа, Хирн и др. исследователей наглядно показали, что все, что происходит во внутреннем мире во время осознаваемого сновидения, может создавать такие физические эффекты в мозгу и в теле сновидящего, которые не менее реальны, чем те, что создаются сходными событиями во внешнем мире. Подводя итог всему выше сказанному, можно заключить, что осознанные сновидения, являясь формой образного мышления по силе своего воздействия на человеческий организм стоят в одном ряду с суггестивными методами, а по сути своей близки к методу активного воображения в психоаналитическом методе Юнга.

Согласно теории Юнга, человеческая психика структурирована с помощью 5 базовых архетипов: Эго, Персоны, Анимы (Анимуса), Тени и Самости, которые находятся в состоянии непрерывного динамического взаимодействия. При этом они могут находиться или не находиться в гармонии друг с другом. Так результатом дисгармонии может стать антисоциальное или же аддиктивное поведение. Достижение же целостности или индивидуации требует согласования всех аспектов личности. Осознанные сновидения в значительной степени способствует этому процессу. В нем можно отождествлять себя с чем угодно и таким образом символически связать воедино различные аспекты своей личности, которые до этого отрицались.

Карл Юнг заметил, что отрицаемые черты характера часто проецируются на других и принимают символическое выражение во снах в виде монстров, фигур черного или темного цвета. Юнг называл эти символические фигуры — тенями. Присутствие теневых фигур во сне свидетельствует о неполноте созданной нашим «ЭГО» модели самих себя. Только вбирая в себя свою тень, «Эго» приобретает целостность и психологическое здоровье.

В заключении, можно сказать, что осознаваемое сновидение представляет собой обостренное состояние осознаваемости, при котором сохраняются индивидуальность и ответственность. В конце концов, после того, как сновидец «пробуждается» во сне и обретает полную осознаваемость, он может внезапно встретиться и соединиться с тем, что ранее обитало за гранью бодрствующего сознания т.е. в бессознательном. Мы сталкиваемся с олицетворением тех своих внутренних сил, которых мы боялись или которыми пренебрегали и которые нужно понять и включить в сознание.

По сути, осознаваемость сновидений знаменует рождение понимания единства в состоянии сна, поскольку заключение «я вижу сон» означает постижение того, что всё зримое сновидцем есть часть его самого.

Вначале я хотел бы напомнить физиологию нормального сна. У здорового человека можно грубо выделить три состояния сознания: состояние бодрствования, состояние быстрого и состояние медленного сна. Каждому из них соответствует своя волновая активность мозга. Во время сознательной деятельности вне сна фиксируют b-волны (бета) в диапазоне частот от 14 Гц и выше, в фазу быстрого сна диапазон ограничивается частотами от 7 до 14 Гц, это a-волны (альфа), а во время медленного сна активность мозговых волн не выходит за пределы от 4 до 7 Гц, q-волны (тэта). В течение суток человек многократно проходит смену частотных колебаний мозговых волн, так называемые циклы. Отходя ко сну, мозг начинает синхронизировать волны, идущие из разных участков мозга, а также снижать их частоту. Происходит засыпание. В фазу медленного сна мозговая активность минимальна и сновидений во время нее почти не бывает, в фазу быстрого сна она выше и мы видим сновидения. Смена фаз ночью происходит плавно. Один цикл длится 1,5 часа. Вначале большую часть времени занимает медленный сон, а быстрый всего несколько минут. К утру соотношение постепенно изменяется в обратную сторону и медленный сон становится коротким, а быстрый — удлиняется. Т.к. во время быстрого сна отмечается активность глазодвигательных мышц, то эту фазу многие именуют БДГ-фазой (быстрое движение глаз). Именно это свойство используется исследователями для контроля смены фаз сна.

Движения глаз являются одним из основных инструментов, используемых в изучении осознанного сновидения. В чем же уникальность этой особенности спящего человека? Дело в том, что движения глаз в сновидениях полностью совпадают с реально осуществляемыми поворотами глазных яблок. Это было обнаружено случайно, когда человек, который спал в лаборатории во время БДГ-фазы многократно двигал глазами из стороны в сторону, а, проснувшись, рассказал, что во сне наблюдал за игрой в пинг-понг. Эта особенность стала использоваться «онейронавтами», людьми, сумевшими осознать себя во сне, для связи из мира сновидений. Заранее, в лабораторных условиях, обговаривается условный знак в виде повторяющихся определенным образом движений глаз, который подаст человек, когда осознает себя во сне, а также будет выполнять определенные действия и по окончании задания. Если говорить о способах, которые используются для осознавания себя во сне, то на сегодняшний день для этого существуют две принципиально различные методики. Первая связана с активным «пробуждением» непосредственно в сновидении, то есть в фазе a-ритма, при этом осознанность сопровождается слабым увеличением частоты мозговых волн, приближающейся по своему значению к 14 Гц, но (в идеале) не приводящей к пробуждению. Другая методика использует активное вхождение в осознанный сон из состояния бодрствования. Для успешного их применения необходимо тренироваться, что требует очень высокой мотивированности человека, и является первым сложным препятствием для желающего научиться осознанности в снах.

Если собрать воедино результаты всей работы Стэнфордской лаборатории, то они являют убедительное доказательство того, что события происходящие во внутреннем мире сновидений (в особенности, осознанных) вызывают в организме сновидца физические изменения не менее реальные, чем аналогичные события внешнего мира. Результаты экспериментов доказывают, что некоторые виды деятельности и образы во сне воздействуют на мозг и тело спящего так же, как и соответствующие реальные действия.

Примером этого может послужить иллюстрация из наркологической практики, когда алкоголику, находящемуся в длительной ремиссии снится сон, в котором он выпивает. Проснувшись на утро, человек ощущает так называемое «псевдопохмелье». В таком случае могут происходить «срывы», и, чтобы предотвратить это, пациенту рекомендуют встретиться с доктором для психотерапевтической беседы и, иногда, психофармакотерапии. Анализируя эту ситуацию, можно сказать, что образ алкоголя является для мозга таких людей очень ярким, способным приводить к физиологическим изменениям в организме «от одной мысли об этом».

Если подробнее говорить о том, как на деле можно использовать опыт осознанных сновидений, то для начала я хотел бы остановиться на высказывании по этому поводу Стивена Лабержа, который в своей книге «Осознанные сновидения» сказал об этом так: «Открывающиеся возможности осознанного сновидения используются сейчас в четырех основных областях: в научных исследованиях; для оздоровления и духовного развития; для решения творческих задач и обучения; в целях исполнения желаний и для развлечения». Осознанные сновидения имеют много родственного с активным воображением ана-литической психологии Юнга, гипнагогическими галлюцинациями, аутогенной тренировкой, гипнозом и другими типами ментальных образов. По мнению докторов Денниса Джаффа и Дэвида Бреслера, «ментальные образы мобилизуют латентные, внутренние силы, потенциал которых можно с успехом использовать для излечения и поддержания здоровья. Уже сейчас образы используются во многих пси-хотерапевтических целях — от психоанализа до коррекции поведения.

Эффективность образов во многом зависит от их правдоподобности. В этой связи использование осознанных сновидений в качестве оздоровительного средства может оказаться очень эффективным. Это объясняется тем, что из всех доступных человеку форм образов, осознанные сновидения — форма самая яркая. Все, что происходит в осознанных снах, оказывает на человека сильное моральное и физическое воздействие.

Даже пассивное пребывание во сне может оказаться полезным для человека, предоставляя возможность переживать множество событий будущего в псевдореальности сна и делать более осознанный выбор. Самым простым примером этому может послужить случай с д-ром Уильямом Дементом, который в одном из своих снов увидел себя неизлечимо больным раком легких на последней стадии метастазирования. Он испытывал невероятное отчаяние оттого, что его жизнь близится к концу, из-за то-го, что не увидит, как вырастут его дети, из-за того, что ничего этого не случилось, если бы он бросил курить, как только узнал о канцерогенном потенциале сигарет. Он никогда не забудет то удивление и острую радость, которые овладели им, когда он проснулся. Нужно ли говорить, что это переживание заставило его немедленно отказаться от приверженности к курению. Редкий курильщик станет продолжать курить после такого сна. Кому из нас хватило бы смелости заглянуть в глаза будущему? Эта история открывает еще одну грань сновидения, как способа коррекции аддиктивного поведения. Ведь больше, чем себе самому, человек не сможет поверить никому. Кроме подобного использования снов в работе с аддикциями мы предполагаем существование возможности выхода на контакт и работы непосредственно с образом аддиктивной личности в осознанном сне. Техники по этой части пока никто не наработал.

Д-р Саймонтон и его коллеги сообщают, что продолжительность жизни пациентов с раковыми заболеваниями, в лечении которых традиционные средства (облучение и химиотерапия) сочетались методами образной терапии, увеличивалась вдвое по сравнению со средней продолжительностью жизни таких больных по стране в целом. Есть различные инструменты для работы с человеческой психикой, и «Осознанные сновидения» одно из таковых. За то недолгое время изучения этого явления нам удалось найти и понять реальные и возможные трудности подобных экспериментов. Во-первых, может быть самое главное, что должно быть у человека, как наиболее необходимый элемент, особенно вначале, это мотивация. Во-вторых, мы считаем, что, как и любая другая методика с «вторжением» в глубокие психические сферы, эта требует осторожности при использовании у лиц с психическими заболеваниями. Изучение снов сегодня очевидно не должно ограничиваться психоаналитической интерпретацией, а строится на использовании данных и других психологических теорий. Проведение такой работы актуально в связи с необходимостью заполнения «белого пятна» в понимании человеческой психики.