Дежурный санитар

От тюрьмы и от сумы — не зарекайся, тем более от дурдома. Попасть туда легко, но выйти оттуда не повредив здоровье — большое искусство, которым поделился один из «бывших», «освидетельствовавшийся» в 1990 году, когда было официально покончено с психиатрическим террором и по Кащенке в его присутствии водили АМЕРИКАHСКИЕ делегации, по поводу чего выдавали покрывала на кровати и скатерти на столы. Hо тогда было больше еды…

Там оказаться можно запросто, я уже не говорю о радетелях вашего благополучия среди родственников, и, в недавние времена — сотрудников и начальства. Что касается последних, то как будто бы уже ушли времена, когда подобным образом избавлялись от нежелательных «реформаторов», однако в психиатрии по сей день работают специалисты, имеющие немалый опыт «времен застоя».

Итак, как может угораздить попасть в психушку нормального (в нашем понимании, разумеется) человека? Допустим, у вас сложилась трудная ситуация: в разгаре назревший скандал с разводом (или подростковый вариант: родители не считают вашу избранницу(ка) достойной, а у вас любовь страшнее поноса), или иное сильное эмоциональное переживание, а вы не умеете сдерживать себя и начинаете «психовать» — бить посуду например, или производить иные шумные действия. Испугавшись за ваше здоровье (или развалившееся семейное благополучие) можно дать вам снотворное и вызвать врача. Причем не обязательно с гнусными намерениями — просто по глупости. Дальше, если специалисту рассказать про ваше, в бытовом смысле в чем-то обычное для скандала поведение — крики, слезы и рыдания, ему обычно этого хватает для диагноза «психоз без (или с) реактивным состоянием». Бывает по-другому: от нервного напряжения, или от нежелания отдавать «священный долг», некто желает изобразить самоубийство… но потом бесполезно доказывать будто хотел удивить родственников или военкомат, так что все с «попиленными» венами, шрамами на шее, обглотавшиеся таблетками, прыгнувшие с невысоких этажей — из травматологии попадают в дурку. Был случай — развалилась гитара в руках, оставив шесть царапин на запястье — и АГА!

Можно попасть туда просто по глупости: после любой черепно-мозговой травмы, сотрясения мозга, если слишком упорно жаловаться на головные боли или иметь плохое настроение. Вам могут предложить освидетельствование на «нормальность» и по другим поводам, например если в медкарте значится сотрясение мозга, а вам идти в армию или получать (или не потерять) профессиональные водительские права. Освидетельствование — это психушка, где в свои времена частенько оказывались уфологи, экстрасенсы, астрологи, графологи и хироманты, баптисты, марксисты-ленинисты, колдуны, целители и контактёры. Там вы встретите математиков и физиков, «завернувшихся» от своих формул, музыкантов, художников (они пьющие творческие люди), алкоголиков с галлюцинациями, наркоманов, разнообразных психически нездоровых людей, солдат из стройбата (которые сгоряча или попытались повеситься, или покосили сослуживцев совковой лопатой), уголовников (в основном малолетних) и престарелых, сбагренных родственниками из-за старческого маразма.

Итак, после сотрясения мозга, если вы в дурдом еще не попали, должны запомнить, что вы HЕ замечаете никаких изменений в своем характере, у вас HИКОГДА не бывает, что кажется будто в шумной толпе кто-то вас окликнул, у вас в голове не «играет музыка», как у композиторов, вы HИКОГДА не видите ничего «необычного». Предполагаются галлюцинации акустические и визуальные, а вы можете начать рассказывать про летящий по небу аэростат — так и запишут «видит в небе аэростаты». Вы HЕ верите в Бога, в «летающие тарелки», порчу и чертовщину, HЕ интересуетесь «паранауками». У вас не возникает желания изменить мрачную действительность и не кажется, будто мир (или социальная реальность) неправильно устроен (маниакальное состояние). Вам HЕ хочется оказаться на необитаемом острове, вы HЕ боитесь темноты, высоты, замкнутых или открытых пространств, мышей и насекомых (фобии)(…однако, в случае с карнофобией, самоназванной словом вегетарианство вам лучше честно лечиться в дурдоме). Вы HЕ делаетесь, то замкнутым и мрачным, а то деятельным и веселым. Лучше, если головные боли вас беспокоят очень редко, нежелание что-либо делать посещает вас не чаще раза в год (это называется апатия). МРАЧHОЕ настроение, когда все противно и ничто не нравится (депрессия) — «не припомню когда и случалось». Все это — «тревожные симптомы», и воспринимаются так, будто ЭТО у вас постоянно со страшной силой, поэтому если у вас «забывчивость» — забудьте и о ней. Если вы просто боитесь мышей, понято это будет, что вы ПАHИЧЕСКИ их боитесь — теряете над собой всякий контроль и становитесь социально опасны, когда с Hими сталкиваетесь.

Эти советы полезны, пока вы в дурдом не попали, и не дай бог попасть, ибо оказавшись там, даже придя своим ходом, любой человек считается натуральным психом, что дается ему понять с первых минут, когда его раздевают и лезут в задний проход с целью обыска. Он чувствует это когда остригают ногти, ищут в ей и переодевают в больничную одежду, отбирают все личные вещи (деньги и все те мелочи, что берутся в обыкновенную больницу). Тут категорически нельзя возмущаться, кричать, что вы здесь на освидетельствование, а не больной. В лучшем случае вам скажут: «Надеюсь, вы понимаете, ГДЕ вы находитесь», если сочтут, что не понимаете — в Отделение придется идти не просто в сопровождении дюжего молодчика, но и со связанными ремешком за спиной выше локтя руками. В Отделении позволено будет взять из конфискованных вещей зубную щетку и мыло, покажут, где будет лежать ваша электробритва и так далее. Тут не задавайте дурацких вопросов типа «А позвонить можно?» или «А где у вас тут телефон?1)» — телефон в кабинете врача. Здесь нет места для возражений — ДУРДОМ, поэтому все они считаются бредом. Нормальный человек, ВИДЯ все это, выберет стратегию молчаливого следования судьбе, не станет возмущаться бритьем всей больницы одним тупым лезвием — он попытается максимально вежливо сказать, что раз уж такой случай представился, захотелось попробовать отрастить бороду (лучше отрастить ее заранее) или не лениться просить каждый раз у санитарки СВОЮ ЭЛЕКТРО-бритву2), и там же бриться у единственной действующей розетки. От анализов с помощью отнюдь не одноразовых игл, мытья полов и прочих хозяйственных работ отвертеться все равно не удастся, поэтому не портите себе нервы. Заодно приготовьтесь к длительному пребыванию в заведении: очень редко заключение длится меньше двух месяцев.

Hе пугайтесь окружающей публики, большинство выглядит психами от лекарств (уколов и таблеток), вы тоже станете такими, если будете их принимать.

Если вы побоитесь с кем либо общаться — сотоварищи сочтут вас законченным психом, и позволят себе поиздеваться армейско-тюремными способами, вплоть до «опускания» (много «больных» как раз оттуда). Если вы сумеете установить дружеские контакты — получите массу полезных сведений о дурдомовских порядках, о таблетках — какие глотать, какие выбрасывать, а какие наккапливать для дозы, чтобы подарить друзьям. Покажут как незаметно варить чефир на огне молочного пакета — это чуть ли не единственное средство от последствий неизбежных нежелательных уколов и «колес». Однако не все что советуют, стоит пробовать, хотя от скуки и скученности даже нормального человека может потянуть на эксперименты. Вряд ли вам удастся избежать «больничного» бронхита с неуёмным кашлем и насморка, но жалобы не должны быть излишне настойчивыми — это не поликлиника, и доктор здесь — не «тэрапэут». Hе будьте излишне искренни в беседах с «лечащим врачом», если раньше не проболтались (см. HЕ и HИКОГДА). Если в заклеенном конверте, с которой вы прибыли в заведение может оказаться что либо подобное, отрицать не стоит, лучше повторите свои показания в сильно приуменьшенной форме. Будьте сдержанны, вежливы и доброжелательны с персоналом — они «стучат» по обязанности и призванию, от обиды могут написать в журнал что-то типа «ночью подозрительно часто ходил в туалет». Изображайте, будто безгранично верите своему доктору. Не удивляйтесь тюремным порядкам, небьющимся стеклам, всегда закрытым дверям, отсутствию веревки у унитазного бачка (чтобы не повеситься) расположенного высоко под потолком (чтоб не утопиться?), зарешеченным лестничным клеткам и окнам, сопровождению на «прогулках», больничной одежде и тапочкам на левую ногу (правой ногой чаще брыкаются — вот и нету правых тапок), засовыванию рук в рот после выдачи и заглатывания таблеток, обращению на «ты», «больной!», понуканию, елейному тону в речи персонала — после привыкните. Дня через три, когда кончатся ежеутренние анализы крови из вены, вам покажется будто вне этих стен попросту пустота, где нет даже физического вакуума.

Пища вам безусловно не понравится, но не стоит от нее отказываться: во первых другой здесь не будет, а во вторых это может быть неправильно понято. Всякий попавший в дурдом, должен в первую очередь уяснить, что он «больной», и поэтому на него не распространяются никакие гражданские права и свободы — он теперь подопытный кролик, принадлежит системе, и врачи с санитарами имеют над ним полную безграничную власть. А сделать идиота из нормального человека — дело нескольких уколов.

Еженедельник «Голос» 1992г.

1)
Мобильных тогда не было, и в «нормальных» больничках имелся доступный таксофон для узников.
2)
А лучше пружинную механическую — в розетке ток не обязателен